Господи, пошли благотворителей для строительства Святаго Храма сего!
Добавить в избранное

Сказка странствий.
"Юрюзань, говоришь?"
или Непутёвые заметки туриста- «матрасника»

«Слова – слишком несовершенное средство, чтобы передать то, что мы переживали...»


На первый сплав домочадцы провожали меня почти, как в песне бабушка – внука-пирата: «Два кастета положила и для золота мешок, а потом, конечно, мыло и зубной порошок». У соседей достали спецназовский спальник и наказали сесть поближе к инструктору – уж он-то из пучины в нужный момент выудит незамедлительно. Волновались зря: река обмелела, и лодки приходилось тащить буквально на себе. Было это семь лет назад на Зилиме.
...Нынешний отпуск выпал на «макушку лета». «Замполит», буфетчица и массовик-затейник Татьяна Владимировна, собравшись в очередной раз слушать вечность, вспомнила и про меня: «Юнга, пора собирать рюкзак!»


Галоши напрокат
В центре детского оздоровительно-образовательного туризма «Адмирал», как именуют Людмилу Мусагитовну Тухватшину, за плечами которой 30-летний опыт сплавов по башкирским рекам, инструктировала прибывших: «Сначала добираемся до города Усть-Катав Челябинской области. Разбиваемся на команды, собираем катамараны и дальше отправляемся по воде. Юрюзань – речка спокойная, ширина – 30-35 метров. Маршрут самый простой, первая категория. Сиди на кате (катамаране) и восхищайся с утра до вечера. Что нас хорошего ждёт? Днёвки (стоянки), баня (и не один раз!), рыбалка, купание, пещеры, ягоды... Конечный пункт – деревня Новокартавлы. Оттуда на родных автобусах, которые прибудут за нами точно в срок, отчаливаем домой».
Заглянули в список с личным снаряжением. Перво-наперво, конечно, КЛМН (кружка, ложка, миска, нож) – это святое. Хорошо бы найти галоши, они на сплаве – вещь незаменимая, но сей момент почему-то пропустила мимо ушей. (Впоследствии, выползая из палатки и отправляясь на утренний моцион по близлежащим лесам и полянам, возвращалась с мокрыми ногами. Но нет худа без добра: хождение по росе босиком вошло в привычку. И не только у меня).
Компания подобралась интересная: три симпатичные и очень весёлые девушки из Октябрьского, представители дружественной Украины, чуть позже присоединились кандринские школьники с боевым физруком и два друга из Уфы с увесистыми рюкзаками, которых мы чуть не оставили в районе Дёмы (автобус проскочил мимо на всей скорости). Две чудные дамы- «туймазонки», скооперировавшись с октябрьскими девушками, умудрялись в дальнейшем почти всегда первыми «вставать на воду», чем приводили в восторг сильную половину человечества. Туристское снаряжение, рюкзаки, кухонные прибамбасы, канистры, провиант в бочках с аккуратными наклейками, бензопилу, чтобы пополнять в пути запас дров, покидали в один автобус. Туда же погрузились инструкторы Тимур Ганеевич Белясов и Альберт Вагизович ........................................, шеф-повар Людмила Мусагитовна, семейная пара Александр Иванович и Елена Ивановна, которых прозвали Иванычами, и прочие бездетные товарищи. Во второй машине с надписью: «Осторожно: дети!» к окнам прилипли юные создания, а также их родители. Я схватилась за голову, когда насчитала 32 человека! Кто ж мог знать, что они так украсят своим присутствием мою жизнь?

Обеденный стол под номером 14
До Усть-Катава, расположенного на западном склоне Южного Урала, где начинался самый удобный участок для сплава длиной в 252 километра, добирались восемь часов. Городок небольшой. В 1758 году там был основан железоделательный завод, а сейчас выпускают скоростные трамвайные вагоны.
Спуск к реке был таким крутым, что пришлось выйти из автобуса и топать до лагеря пешком по асфальтированной дороге, петлявшей среди огромных сосен. Знающие люди объяснили: Юрюзань в переводе звучит довольно прозаически: «река, образовавшая русло в земле». Взрослым позволили разок окунуться, и тех, кто отважился, мощное течение сбивало с ног.
Поставить палатку в первый раз помог водитель Ильгиз, зато на следующей остановке с этой задачкой справились в считанные минуты. На берегу обнаружили роскошный стол – к непонятно как оказавшейся в этих местах двери под № 14 чья-то умная голова догадалась приделать ножки. За ним запросто можно было разместить дюжину голодных туристов. Мальчишки поднатужились – тяжёлый, однако! – и перетащили бесхозное богатство поближе к походной кухне.
Перед сборкой катамаранов подкрепились кашей, что было очень кстати. Семь команд – семь катов. Закачивали воздух в баллоны-поплавки, связывали доски – как бы поточнее выразиться? – резиновыми верёвками. Забегая вперёд скажу, что каждый принимал самое деятельное участие во всём, что происходило в лагере: крошил овощи для салата, хотя и не был дежурным, натягивал тент, собирал пахучую травку для чая или вязал берёзовые веники для бани; с берега то и дело закидывали удочки в надежде поймать хариуса или судака – вдруг кому-то захочется отведать ухи?... Проявлять заботу о других было так же естественно, как дышать. Однажды не хватило сидячих мест за столом. Тимур Ганеевич что-то вполголоса сказал пацанам, и уже через минуту смешливые девчонки восседали на уютной лавочке – всего-то и надо было положить доску на чурбаки.
В первый же вечер одна из туристок, перерыв рюкзак, с ужасом обнаружила, что забыла дома тёплые вещи. Бросили клич: «Не дадим человеку погибнуть от холода!» Спас водитель, поделившийся парадно-выходной курткой.

“Рыжая акула» и все остальные...
Ранним утром команды принялись упаковывать рюкзаки и сумки в полиэтиленовые мешки или, погрузив на каты, накрывали сверху полиэтиленом на случай дождя, укрепляли верёвками. Распределили между собой и «довесок» – одним достались дрова, другим – вода в канистрах, третьим – обеденный стол под номером 14 (кстати, мы таскали его за собой всю неделю и даже увезли в Туймазы!)... Услышав голос «всенародного» любимца инструктора Альберта Вагизовича: «А кто ж это капусту с морковкой оставил?», пришлось срочно возвращаться команде, уже было отчалившей от берега.
Один за другим уходили в плавание «Рыжая акула», «Пираты Карибского моря», «Рабы на галерах», «Летучий оборванец», «Пираньи», «Крокодил», «Т-Резвый». Какое всё-таки удовольствие плыть под флагом на катамаране, который собрали собственными руками. Глядя вслед «Рабам на галерах», хотелось глубокомысленно произнести: «Как красиво плывут эти товарищи в оранжевых спасах!»
Впереди планеты всей под предводительством шеф-повара летел «Оборванец» (оно и понятно: первой вступать на берег и ожидать прибытия вечно голодной братии полагалось кухне). Зато дамы на «Рыжей акуле» плелись в самом хвосте растянувшейся процессии и не испытывали по этому поводу никаких угрызений совести: «Гребли веслом неторопливо, ловили брызги позитива».
Щедро делились сухим пайком со всеми, кто не прочь был подкрепиться – угощение страждущим аккуратно передавалось на мокром весле: «Нижайше просим конфеты лопать прямо с обёрткой, чтобы природе ущерб не нанести...»
Кстати, куда бы мы не приставали, сразу объявляли субботник. После нас оставались чистые поляны...

«А у меня в замке знакомое привидение живёт!»
Исток Юрюзани прячется в глухом и суровом уголке Восточной Башкирии. Она берёт разбег среди глубоких ущелий. Стремительно катит воды, будто старается вырваться из тесных объятий угрюмых скал, по-местному-- гребней. Иногда кажется, что у подножия очередного утёса, напоминающего фасад средневекового замка или крепостной башни с бойницами (а писатель Н. Гарин-Михайловский сравнивал серые скалы, торчавшие над простором, с редкими зубами старой ведьмы), река остановится, но, причудливо изогнувшись, она обходит препятствие и устремляется к новой скале.
После Усть-Катава на протяжении почти 50 километров река прорывается через западные отроги Уральских гор, поросшие девственной тайгой, в которой водятся лоси и медведи, лисы и рыси (правда, с ними за время путешествия столкнуться нос к носу так и не удалось, не считая летучей мыши, прилетавшей к костру послушать, как Тимур Ганеевич поёт песню «Берёзовый листок»). И всё-таки скалы расступаются, словно устав бороться, Юрюзань вырывается на простор, и течёт так десятки километров.

«Унесённые в жилете»
Днёвка у деревни Кочкари. Детвора, вопящая от переизбытка чувств, плескалась в воде строго в «спасах» и в присутствии взрослых. То и дело пловцов пересчитывали – все ли на месте? Босиком нельзя – дно каменистое, можно пораниться. Заметив, что течение стремительное, кто-то придумал игру под кодовым названием «унесённые в жилете»: экспериментатор, отойдя на приличное расстояние от берега (очень мелко!), ложился на спину, и несла его река баюкая, пока он, раскинув руки, разглядывал облака, какие умеют «выпекать» только на Юрюзани. Голос инструктора или физрука Лины Маратовны заставлял «унесённого» очнуться и возвращаться к старту, чтобы вновь испытать неземное блаженство. Вслед за ребятнёй спасжилеты натянули взрослые и... впрыгнули в детство, констатируя: «Офигеть можно!»

НЛО на Дорожной-стрит
Работала парикмахерская. Кандринская школьница Нэля неустанно плела всем французские косички и корзиночки. Наталья с утра пораньше успевала помыть голову (и так все семь дней в неделю!) и постирать (теперь понятно, для чего она взяла с собой миниатюрный тазик), а затем отправлялась исследовать флору и фауну. В это время её отпрыск искал с друзьями клад, парился в походной бане до изнеможения, бежал впереди всех на стоянку древнего человека, допоздна сидел у костра... Маленький человек, глядя на настоящих мужчин, учился не бросать мокрые плавки у палатки, а сушить на верёвке, ставить палатку, так как некому больше да и мама устала. Жизнь была как большая чашка с чем-то очень вкусным, а он – ложкой. Уминал приключения за обе щеки и засыпал мгновенно (это к вопросу о том, что если человека занять, о дисциплине говорить не приходится).
Лена – бывалая сплавщица (в походах её называли «служба -1-1» – если нужна была помощь, устремлялась туда первой). Целый год рассказывая мужу о красотах башкирских рек, успела ему «проесть плешь» (именно так выражался её супруг). В конце концов сдался. На сплаве он подтаскивал чужой кат к берегу. Не возмущался при виде неопрятной кучи мусора на стоянке, оставленной нерадивыми туристами, а брал лопату и убирал. Объяснял мальчишке, как правильно держать топор при колке дров и неопытному фотографу – как сделать классный снимок. Как-то Иванычи собрались гулять на дальние поляны. Но любоваться морем цветов одним показалось им несправедливым. «Третьим будешь?» – предложили первому, кто встретился на пути. За два часа пропитались запахами горицвета и зверобоя, шалфея, душицы и таволги. Собрали берёзовые ветки, авось, пригодятся.
Иногда на реке, помимо катамаранов, появлялись простые надувные лодки и даже самодельные суда из автомобильных камер (говорят, в былые времена встречались и деревянные плоты). Народ высыпал из «стойбища» на берег и цитировал Пушкина: «Ладно за морем иль худо, и какое в свете чудо?» Бывало, что находились общие знакомые. Однажды с середины Юрюзани донеслось: «А у нас в Октябрьском на улице Кортунова родители живут!»
Удивительно, как меняется человек, стоит ему неделю поползать по ягодным полянам, искупаться в утренней туманной речке, где вода -- как парное молоко, или выбраться из спального мешка в два часа ночи на Дорожную-стрит и увидеть облитые лунным светом скалы и зажжённую «люстру»-фонарик в соседней палатке, благодаря которой её легко можно было принять за НЛО, неожиданно приземлившийся на поляну... Ни обид, ни зависти, ни агрессии. Обнять весь мир и прошептать: «Братцы, да что ж я в вас такой влюблённый?»

Внимание: падаем в пропасть!
Сегодня спускаемся со скалы, используя альпинистское снаряжение. Глянули. Вот она – скала. Ничего, не маленькая. Высотой в четырёхэтажный дом... Холод по спине прошёл. Но рискнули, хотя народ больше неподготовленный, с техникой спуска не знаком. Тимур Ганеевич в горы раньше ходил. Конфуций про таких говорил: «Надёжны, как смена времён года». Под его чутким руководством и в пропасть падать, наверное, легко.
Самое трудное – преодолеть страх перед высотой. Инструктор каждому терпеливо и обстоятельно объяснял, как надо действовать, слушать, не паниковать, при срыве широко расставлять ноги и руки, отталкиваясь от скалы...
Первый спуск, второй... восьмой... 14-летний Нияз пропустил вперёд сестру, маму. Настал и его черёд. Подойдя к обрыву, отступил. Сидел очень долго. И когда, наконец, Тимур Ганеевич спросил: «Кто идёт?», Нияз сказал: «Я!» и сделал шаг в пропасть. Альберт Вагизович вслед кричал: «Молодец, Нияз! Смотри наверх!.. Расскажи, что ты больше всего любишь? Какой предмет в школе самый интересный?» И был радостный вздох по всей земле: «Он сделал это...»
Кто следующий? Господи, неужели я?

В. АШИРОВА.
Фото автора.

















Написать комментарий к статье
(Пожалуйста, указывайте название статьи)

к оглавлениюна главную


© 2009 Уфимская Епархия
Храм св.Андрея Первозванного
Сайт: www.hramlife.ru
Все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и интернет-статистика


SeoWebTools.ru - оптимизация, анализ и аудит сайта